Маргарита Барташевич

Маргарита приехала к нам из маленького городка на севере России. Сейчас она работает фельдшером в еще недостроенной клиники в Health&Help Никарагуа.

Чем ты занимаешься дома?

Я работаю на скорой.

И почему ты решила принять участие в проекте? На скорой, я думаю, довольно активная и разнообразная жизнь или тоже хватает рутины?

На скорой хватает рутины, но я больше хотела сменить свою деятельность, попробовать что-то новое.

А как ты узнала о проекте?

VKontakte листала новости и наткнулась на пост по поиску волонтеров. Прочитала, перешла по ссылке, увидела фотографии и информацию про клинику. Мне понравилось и я заполнила анкету.

Для тебя это первые волонтерский проект?

Да.

И ты в первый раз уехала из дома так надолго?

Так далеко и так надолго.

Как давно ты на проекте?

Два месяца.

И за эти два месяца, как ты думаешь, что самое сложное для тебя?

Язык. Для меня язык вообще большая сложность, а здесь очень сложно, так как сразу два языка: английский и испанский. Очень долго я адаптируюсь. Мне кажется, что у других лучше получается и быстрее, чем у меня.
Конечно, я не могу молчать, надо говорить с пациентами. Хотя, когда ведешь прием, используешь однотипные предложения и слова, это уже не так сложно и можно объяснить человеку с диабетом его диету. А когда пациенты начинают очень быстро говорить или просто общаться с испаноговорящими волонтерами все становится намного сложнее для понимания. Хосе каждый раз цокает, что я его не понимаю. Он мне говорит, говорит, а потом: «Ох, Рита, дай мне бумажку, я напишу». Наверное, надо больше заниматься изучением, но сил не хватает.

Slider image
Slider image
Slider image

Врачебная работа отнимает много энергии?

Да, тут нагрузка достаточно большая.

А что тебе больше всего нравится в этой работе?

Что мы помогаем людям и они уходят счастливые, с надеждой.

С твоего позволения, вернемся к разговору о работе позже. Есть стандартный вопрос, который я всем задаю: что для тебя счастье?

Сложно сказать. Счастье в работе, чтобы работа нравилась, чтоб пациенты уходили после меня здоровыми.

А если не могут уйти здоровыми?

Хотя бы дать им облегчение. В работе счастье, когда я вижу, что мое лечение помогает, что могу оказать помощь, не зря работаю. Но это в работе.

А не в работе? Вообще счастье.

Высыпаться! (смеется) Для меня счастье, чтобы мои близкие были здоровы, возвращаться домой и знать, что тебя любят и ждут, чтобы я была в гармонии сама с собой, чтобы я понимала себя.

А почему медицина? Что тебя к ней привело?

Сначала я хотела идти на ветеринара, но так получилось, что я знала в Петрозаводске медицинский колледж и подумала, а почему бы и нет? И подала туда документы, где был самый высокий конкурс на фельдшера. Медицина очень интересная сфера деятельности, а в скорой особенно.

Если бы ты знала, что тебя услышат тысячи людей, которые хотят заниматься такой же волонтерской работой, что бы ты им сказала?

Шапку надевайте в автобус Гватемала-сити — Момостенанго. Очень холодно без шапки. Мне кажется, если у человека появляется желание поехать, то надо ехать, пока у тебя не нашлось 100 причин, по которым ты не можешь поехать. Потому что у каждого будет 100 причин и если думать о них, то никуда не поедешь. Если тебе интересно, надо брать и ехать, хотя бы на немножко. Не обязательно же ехать на полгода или год. Можно поехать на месяц, а потом остаться подольше.

Ну а как не думать? Пока тебя собеседуют и одобряют, как волонтера, проходит какое-то время. Все ведь не так просто: купил билет, сел на самолет и ты уже в Гватемале и назад пути нет. И ведь, многие сливаются на полдороги. Одобрили, подтвердили, а потом проходит какое-то время и: «нет, я не смогу».

Мне кажется, что в таком случае, это не цель их жизни. Если ты загорелся идеей, то будешь к ней идти. А зачем тут люди, которые не особо хотят? Ведь тебе говорят одно, ты себе что-то представляешь, а приезжаешь и видишь другое. И если потенциальные волонтеры будут ни рыба, ни мясо, то лучше пусть остаются, чем будут удивляться, поражаться, устраивать истерики. До нас доходят только самые упертые, зато влюбленные в свое дело.

А когда приехала и увидела воочию клинику, что не соответствовало рассказам или твоим представлениям?

Мы приехали с волонтером Юлей Жирновой и поразились, что клиника была не в идеальной чистоте. Мы были несколько обескуражены беспорядком, хотя знали, что врачи тут очень умные и хорошие ребята, но странно, что не наладили систему дезинфекции, стерилизации, не сделали консульты удобными. И первые недели мы разбирались с этим беспорядком. Переставили все как мы хотим. Сделали удобно для себя, чтобы в каждой консульте была подставка под УЗИ и другие мелочи. Я сумку эмергенсии (прим. чрезвычайное положение) собрала заново, думаю, теперь она идеальна на экстренные случаи. И тогда уже захотелось работать.

А вы с Юлей вместе приехали?

Да.

Вы были знакомы до проекта?

Нет.

А как так получилось? Совпали сроки и координаторы вас свели?

И да, и нет. Юля сама со мной связалась. Я долго тянула с покупкой билетов, а она мне написала: «Привет, Рита, мы едем с тобой в одно и тоже время и я билеты купила». Я посмотрела на ее билеты и ответила: «А можно я тебе на хвост сяду?». И села ей на хвост.

О чем ты думаешь в конце рабочего дня?

Я очень устаю в конце каждого рабочего дня. Просто хочу отдыхать, чтобы меня никто не трогал. Особенно, после приема надо отдохнуть, отключиться от всего, а потом уже можно разговаривать, улыбаться. Так как ты каждому пациенту отдаешь по кусочку себя и это эмоционально тяжело, а также стресс, что язык плохо знаешь, Боишься, что вдруг что-то пропустишь, опасение, что поставишь неправильный диагноз и загубишь пациента и это все вместе. За каждого переживаешь как за себя, так что в конце дня уже как выжатый лимон.