Если тебя не поддерживают люди рядом, ты не там ищешь

Автор текста: Елизавета Котова

Мы часто рассказываем, с какими трудностями сталкиваются волонтеры в клиниках. Но члены онлайн-команды тоже испытывают сомнения, страхи, перегорают и, в целом, переживают не менее драматичные взлеты и падения, как и те, кто едут в Гватемалу и Никарагуа. Оксана Моргунова уже несколько лет пишет статьи на сайт и тексты для спецпроектов в Health & Help. Мы поговорили с ней и узнали, почему она уходила из проекта и снова возвращалась, всегда ли люди благодарны за помощь и может ли волонтерство строиться только на желании спасти мир. 

Как ты нашла проект Health & Help и почему решила к нему присоединиться? 

В проект я приходила два раза. Первый раз это было около трех лет назад: я работала на нелюбимой работе, но мечтала делать что-то серьезное и полезное. Однажды ко мне приехал пожить Оскар Сегура (волонтер в отделе переводов) со своей девушкой. Мы были хорошо знакомы и неплохо дружили. Как раз Оскар и рассказал мне о Health & Help, и я подумала: «Как круто: Гватемала, романтика! Все брошу и поеду в клинику!». Потом я посмотрела на вещи реально и поняла, что для меня это слишком радикально. И тут оказалось, что бросать всё и уезжать необязательно — можно быть онлайн-волонтером и писать тексты. Это совпало с тем периодом в моей жизни, когда я решила поменять род своей деятельности. Поэтому изначально я пришла в проект с мыслью, что соберу себе большое хорошее портфолио. Ну и здорово, что это кому-то еще поможет! 

Я с головой ушла в написание текстов, но с появлением новой работы времени стало катастрофически не хватать. Я ушла из проекта и не возвращалась в него еще год до начала пандемии. Но карантин подтолкнул меня к тому, чтобы вернуться. 

Как тебе кажется, в чем особенность копирайтинга для НКО? 

Специфика есть: это на грани продающих текстов и сторителлинга. С одной стороны, нужно побудить людей жертвовать. С другой — нельзя давить на аудиторию и пытаться вызвать жалость. Люди всегда откликаются на личные истории. А вот тексты в стиле «жертвуйте постоянно, а если вы не жертвуете, то это плохо» не подействуют. 

Что изменилось в проекте за время твоего отсутствия? 

Изменилось очень много. Изначально это было несколько человек, которые разруливали все задачи. У нас не хватало рук, не было системы. А во второй раз я даже не узнала проект! Я вернулась уже в серьезную организацию с огромными перспективами развития. Проект идет вперед большими шагами и постепенно становится брендом. О нас узнает больше людей, наша идея находит отклик. 

Я считаю, благотворительность — это то, что человек делает в первую очередь для себя. Он помогает другим, и ему от этого хорошо. В онлайн-команде Health & Help не нужно никому отдавать последнюю рубашку, и это круто! Ты сидишь дома, пьешь кофе, пишешь текст и получаешь огромное количество плюсов. Нарабатываешь портфолио для себя, косвенно спасаешь людей на другом континенте — и всё это в комфортной для тебя обстановке. Ты жертвуешь только время, но это необходимый минимум — и это действительно приносит пользу. 

К слову о последней рубашке. Я замечала, как много хейта иногда идет в сторону волонтеров, которые не тратят буквально всё до последней копейки на благотворительность. И даже сам сотрудник НКО может чувствовать вину из-за этого. Ты с таким сталкивалась?

В Health & Help я такого не замечала. Мне очень нравится подход Вики Валиковой и Карины Башаровой: «Сначала надо подумать о себе, а потом о других». Потому что если ты не будешь заботиться о своем ресурсе, тебе будет нечем делиться и самому понадобится помощь. Если ты отдашь всю свою энергию или будешь жить в картонной коробке, ты не сможешь помогать другим людям. Три года назад я пришла с желанием спасти весь мир и ощущением, что я фея доброты, помогающая гватемальским детям. Я хотела жертвовать всё, что у меня есть — это же благотворительность! Но это же ерунда. 

За последние годы я работала с несколькими НКО, помогающими бездомным людям. Сначала я помогала им вещами и едой. Я думала, что принесу суп бездомному, а он расплачется, обнимет меня и будет вспоминать каждый день. Потом я начала ездить с этими организациями на патрули. Ты думаешь, что сейчас укроешь этого человека одеялом, и он обрадуется. А он может тебя послать, полезть в драку, наорать, оскорбить. И ты в шоке: я же тебя спасать приехала, а ты меня матом кроешь! В этот момент у меня случился разрыв шаблонов. Я поняла, что волонтерство — это в основном для себя. И проект этого не скрывает, мне это очень нравится. 

То есть когда ты понимаешь, что делаешь это для себя, отпадает нужда в благодарности? 

Да, тебе уже неважно, скажут тебе спасибо или нет. Потому что некоторые люди не хотят, чтобы их спасали. Или они могут даже не понимать, что это помощь. 

А ты бы поехала в клинику в Гватемале или Никарагуа?

Да, я бы поехала. Но раньше это были мысли в стиле «Всё, я увольняюсь и лечу, ничто меня не остановит». Сейчас я понимаю, что должна не просто приехать, а принести пользу проекту. В медицинском плане от меня помощи ноль. Я могу даже упасть в обморок, если увижу жуткую травму. Завхоз? Я не очень хорошо умею рассчитывать финансы в организации в хозяйственном плане. Поэтому от меня больше пользы здесь, на моем месте. Но я очень хочу съездить в клинику на месяц или пару недель в рамках путешествия, познакомиться с волонтерами и посмотреть на проект вживую. 

Еще поехать волонтером в клинику мешает то, что это большой вырезанный из привычной жизни кусок времени. И потом эту жизнь придется заново отстраивать. Ну и расстраивает, что из-за плохого интернета я не смогу там работать и развиваться в какой-то еще другой области. А спартанские условия жизни и ограничения в еде или развлечениях — это не проблема. Думаю, мне просто было бы сложно сидеть долго в замкнутом пространстве. 

Что для тебя самое сложное и самое крутое в этом проекте? 

Самое сложное — выкроить время. У меня ненормированный график работы, и я не всегда знаю, во сколько приду домой и будет ли у меня время на задание. 

Самое крутое — видеть результат. Текст — это что-то осязаемое, что ты можешь почитать, показать друзьям, положить в портфолио. Для меня большим личным достижением был спецпроект-лендинг на Новый год. Мы вместе с Викой и Кариной очень долго разрабатывали его, писали тексты и собирали истории. А потом этот лендинг помог проекту выйти в плюс и перекрыть многие расходы. И ты понимаешь: неделя твоего труда — год работы для проекта. При этом я работала вполне спокойно, в комфортной обстановке. 

Какой совет ты можешь дать будущим волонтерам и, в частности, копирайтерам? 

Я заметила, что в последнее время в Instagram очень много платных курсов по копирайтингу. Они могут быть хорошими или плохими, но главный посыл у всех — нужна практика. И если в случае с курсами ты платишь за эту практику деньги, то в Health & Help ты можешь получить её бесплатно, причем достаточно разнообразную. Ты приходишь, говоришь, что хочешь писать, проходишь отбор, а затем тебя нагружают самыми разными текстами. И это не карточки товаров или посты о том, как ты прекрасно попил кофе. Это работа, за которую ты можешь получить качественную обратную связь. Да, ты будешь тратить на это время. Но для начинающего копирайтера — это настоящая школа и подарок. 

А кому точно не нужно приходить волонтерить в Health & Help? 

Не стоит приходить, если ты хочешь спасти абсолютно весь мир и ждешь нереальной благодарности. Ты только разочаруешься и перегоришь. Возможно, первый раз я ушла именно из-за этого. Я пришла, думала, что спасу всех, ждала огромной благодарности со слезами на глазах и… перегорела. Если твой огонек подпитывается только этим, он обязательно потухнет. Это уже проблемы психологического характера. Сначала нужно их решить, потому что помощь строится не на этом. 

Как тебя изменило участие в проекте?

Иногда тебе кажется, что таких вещей не бывает. История нашего проекта — это готовый сценарий для фильма. Я думала, что такого не может быть. Две девушки, не имея огромных денег, богатого папу и нефтяную вышку, просто взяли и создали настоящую международную организацию. Бывает, когда возникает какая-то идея, ты говоришь: «Ну нет, не стоит даже пытаться». А потом смотришь на Вику и Карину, которые взяли свою сумасшедшую идею и довели до целой организации с двумя клиниками и онлайн-командой. И думаешь: «А чем я хуже?». Каждая идея имеет право на реализацию, какой бы безумной она ни была. Когда ты читаешь про такие проекты и их создателей, ты думаешь, что это люди с суперспособностями. А ты какой-то обыкновенный. Потом знакомишься с ними и понимаешь, что это такие же обычные люди. И что ты тоже так можешь. 

Еще один инсайт: в мире обязательно найдутся люди, которые тебя поддержат. В Health & Help есть волонтеры со всего мира. Поэтому, если тебя не поддерживают люди рядом, это не значит, что идея плохая. Это значит, что ты не там ищешь. Попробуй найти этих людей, и идея будет жить.